bibkniga31 (bibkniga31) wrote,
bibkniga31
bibkniga31

Книги и музыка

Человек читает по-разному. Сидя за столом, лёжа на диване, в пути, в тишине, в одиночестве, в окружении людей, когда играет музыка. Мне музыка никогда не мешала читать. Наоборот, под определённую книгу обязательно нужно слушать определённую музыку. Сегодня я хочу привести  пример такого «чтения под аккомпанемент».

Любая музыкальная гамма начинается с ноты «до». Начнём с неё и мы. Артур Конан Дойл «Долина ужаса».
Этот роман мало известен российскому читателю.
Впервые на русском языке он был опубликован в 1916 году, а в следующий раз аж в 1986 году.
Существует множество версий того, почему в СССР роман был под запретом, ведь
«Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» были одной из самых популярных книг в Союзе.
Да к тому же, замечательная экранизация режиссёра Масленникова с композициями Дашкевича,  до сих пор не сходит с экранов.
Итак, включаем музыку и начинаем читать.
http://doyle.msfit.ru/holmes/music/

     -- Думайте, думайте, -- нетерпеливо бросил Холмс.

     Я  убежден, что принадлежу к числу самых терпеливых людей,

но это насмешливое замечание меня задело.

     -- Послушайте, Холмс, -- сказал я ворчливо, --  вы  иногда

слишком испытываете мое терпение.

     Но  он  был чересчур занят собственными мыслями, чтобы мне

ответить, и целиком погрузился в изучение прибывшего  по  почте

листка  бумаги,  вынутого  из конверта. Затем он взял конверт и

стал так же внимательно рассматривать его.

     -- Это рука Порлока, -- задумчиво произнес  он.  --  Я  не

сомневаюсь:  это  почерк  Порлока,  хотя  до  сих пор видел его

только  дважды.  Игрек  с  особенной  верхушкой  --  это  очень

характерно. Но если это письмо Порлока, то оно должно содержать

важное известие, и прочесть его надо незамедлительно.

     Он говорил скорее сам с собой, нежели обращаясь ко мне, но

все мое раздражение сразу исчезло.

     -- Кто этот Порлок?

     -- Порлок  --  это  только кличка, а за ней, Уотсон, стоит

чрезвычайно хитрая  и  ловкая  личность.  В  предыдущем  письме

Порлок  извещал  меня, что это его имя вымышленное, и просил не

разыскивать его. Впрочем, Порлок важен не сам по себе,  а  лишь

потому,  что  находится  в контакте с неким значительным лицом.

Представьте  себе  рыбу-лоцмана,  сопровождающую   акулу,   или

шакала,  бредущего за львом, -- вообще какое-либо ничтожество в

обществе действительно грозного существа. И не только грозного,

Уотсон, но и в высшей степени таинственного. Вот почему  Порлок

меня интересует. Я вам уже не раз говорил о профессии Мориарти?

     -- Ученый  и  преступник, столь великий в своих хитроумных

замыслах, что...

     -- Что я и теперь вспоминаю о своих поражениях...

     -- Я,  собственно,  хотел   сказать,   что   он   остается

совершенно неизвестным обществу с этой стороны.

     -- Это явный намек! -- воскликнул Холмс. -- В вас, Уотсон,

скрывается   неожиданная   жилка   едкого   юмора.   Вас   надо

остерегаться! Впрочем, назвав Мориарти  преступником,  вы  сами

совершили  проступок. Как ни удивительно, с точки зрения закона

это -- клевета. Один из величайших злоумышленников, организатор

едва ли не всех преступлений -- таков в  действительности  этот

человек.  Но  он настолько неуязвим, настолько выше подозрений,

что  за  эти  ваши  слова  мог  бы  привлечь  вас  к  суду   за

необоснованное  обвинение.  Разве  не  он  прославленный  автор

"Движения астероидов", книги, затрагивающей такие высоты чистой

математики,  что,  говорят,  не  нашлось  никого,  кто  мог  бы

написать   о  ней  критический  отзыв?  Можно  ли  безнаказанно

клеветать на такого человека? Это гений, Уотсон!  Но  придет  и

наш черед торжествовать!

     -- Как бы мне хотелось это увидеть! -- воскликнул я. -- Но

вы говорили о Порлоке...

     -- Ах  да...  Так  вот, этот так называемый Порлок -- лишь

одно из звеньев в длинной цепи, созданной  этим  необыкновенным

человеком.  И звено довольно второстепенное. Более того: звено,

давшее трещину. В этом то и кроется крайняя  важность  для  нас

Порлока.  Подгоняемый  отчасти  пробудившейся в нем совестью, а

главным образом чеками на десять фунтов, которые я ему посылал,

он уже дважды доставлял мне ценные сведения. Настолько  ценные,

что  удалось  предотвратить преступления. Если мы найдем ключ к

шифру, то, не сомневаюсь, и это письмо окажется сообщением того

же рода.

     Холмс развернул письмо и положил его на стол. Я  склонился

над  ним  и  стал  рассматривать загадочное послание. На листке

бумаги было написано следующее:

     534 Г2 13 127 36 31 4 17 21 45

     Дуглас 109 293 5 37 Бирлстоун.

     26 Бирлстоун 9 18 171

     -- Что вы думаете об этом, Холмс?

     -- Очевидно,   намерение   сообщить   какие-то   секретные

сведения.

     -- Но если нет ключа, какова польза шифрованного послания?

     -- В настоящую минуту -- ровно никакой.

     -- Почему вы говорите "в настоящую минуту"?

     -- Потому  что  немало  шифров  я могу прочесть с такой же

легкостью, как акростих по первым буквам каждой  строки.  Такие

несложные задачки только развлекают. Но тут -- иное дело. Ясно,

что  это  ссылка  на  слова,  которые  можно  найти на странице

какой-то книги. Однако пока я не буду знать название  книги,  я

бессилен…»

Далее, события разворачиваются стремительно, многое становится с ног на голову, и финал, как всегда, неожиданен. Любители Дойла не будут разочарованны, как мне кажется. Хотя критики и утверждают, что этот роман не самый лучший в творчестве английского писателя.
В следующий раз мы поговорим с вами о ноте «ре». С ней связано ещё больше интересных историй.

Tags: Будем читать!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments